top of page

Операции по коррекции пола в Беларуси: трансженщины делятся опытом

Обновлено: 19 мар.

Хирургические операции – для многих это самый пугающий этап перехода. Необходимость посещать больницу, консультироваться с врачами, сдавать анализы, оформлять документы…

 

Но больше всего пугает неизвестность. Как подготовиться к операции, сильная ли будет боль, как пройдет восстановительный период?  Почему-то у нас не принято, чтобы врачи подробно рассказали пациентам о том, что будет происходить.

 

Однако неизвестность — это всего лишь недостаток информации, поэтому Tg House обратился к трансперсонам, перенесших операции в Беларуси, с просьбой рассказать о личных переживаниях и поделиться полезной информацией, которую им удалось узнать в процессе подготовки и восстановления после хирургического вмешательства.

 

Сегодня мы публикуем истории Вероники, Надежды и Алины.  


Вероника (год операции – 2015)

Получив разрешение на операцию, я записалась на прием к пластическому хирургу Стасевичу Олегу Валерьевичу, но выяснилось, что он только консультирует и обучает врачей, а бесплатные операции трансперсонам в МОКБ проводит Сергей Мечковский (младший), сын известного хирурга Сергея Юлиановича Мечковского.

Пришлось идти на консультацию к Мечковскому. Своей очереди на операцию я ждала примерно 1,5 месяца, заранее купила все необходимое. Вот только врач не сказал мне, что нужны компрессионные чулки и операция прошла без них. Потом из-за этого у меня бывали потери сознания, судороги в ногах, появились проблемы с тромбами. Я волновалась, что образовавшиеся в ногах тромбы могут подняться выше и заблокировать поступление крови к сердцу или мозгу – это могло привести к инфаркту, инсульту и даже закончиться смертью.

Опасений и страхов перед операцией не было, но, если бы знала, что за личность Сергей Мечковский, то, может, и не решилась бы оперироваться у него...

Операция прошла нормально, первое время боли, вопреки ожиданиям, я не чувствовала вообще - как будто это был не мой орган. Чувствительность появилась гораздо позже, примерно по прошествии полугода.

А вот процесс восстановления был тяжёлым. Я не могла находиться на ногах больше 15 минут, потом начинало нехватать воздуха, и я теряла сознание. Из-за обмороков и угрозы отрыва тромбов вместо положенных 5-7 дней, я провела в больнице около трех недель.

Когда в больнице перевязки мне выполнял Мечковский, то делал он их в спешке, некачественно, не слушая моих жалоб и пожеланий. А вот Олег Стасевич на перевязках выслушивали все мои просьбы, делал так, как лучше для меня. Отношение Стасевича было совершенно иное, чем у Мечковского.

Дома, после выписки, я ещё полтора месяца провела в кровати. Все по той же самой причине: я не могла долго быть на ногах, вставала только в туалет, быстро что-то поесть и снова ложилась.

На перевязки, в больницу ездить было очень далеко и поэтому я приезжала  в коммерческий медицинский цент – там работали и Стасевич, и Мечковский.

Когда перевязки делал Стасевич -  все было идеально, а вот с Мечковским были постоянные проблемы. Например, он назначал мне время визита, я приезжала, иногда даже заранее, но врач принимал платных пациентов, а я стояла у него под кабинетом и ждала - иногда час, иногда полтора и все время была на ногах, ведь сидеть после операции я не могла.

Мне становилось плохо, у меня были сильные боли, из глаз катились слёзы от обиды и боли. Однажды Мечковский это заметил и пригрозил, что если я буду устраивать у него под кабинетом истерику, то буду ездить на перевязки к нему в Боровляны... А я не устраивала истерику, просто мне было очень больно и я была на грани потери сознания и плакала, потому что не могла сдержаться...

Во время одной из перевязок, где присутствовали и Мечковский, и Стасевич, мне сказали, что у меня не прижился клитор и Мечковский просто отрезал всё там... Там же я узнала, что на операции влагалище мне делал Стасевич, а всё снаружи - Мечковский...

Но несмотря на всё это, восстановившись, я почувствовала себя очень хорошо! Наконец-то я избавилась от этого уродства внизу и теперь у меня было всё так как и должно быть. Даже болевые ощущения, которые появились через некоторое время, я воспринимала положительно, потому что понимала, что это возвращается чувствительность влагалища и половых губ.

В итоге, я е жалею, что все сделала так, как сделала. Конечно, сейчас, основываясь на своем печальном опыте, я собрала бы денег на платную операцию у хорошего специалиста, а к Мечковскому бы ни в коем случае не обращалась.

 

Надежда (годы операций – 2021-2023) 

 

Если делать операцию бесплатно в Минской областной клинической больнице (МОКБ), то возможности выбрать хирурга нет. Сейчас операции проводит только Мечковский Сергей Сергеевич (младший).

 

Конечно же, такое сложно хирургическое вмешательство он осуществляет не один, а с командой врачей. Зачастую на операцию для консультации или участия приглашают профессора Подгайского Владимира Николаевича (старшего). Сын профессора, Подгайский Александр Владимирович (младший), является заведующий отделением реконструктивной микрохирургии МОКБ, где и проводятся оперативные вмешательства.

 

Нужно заранее приехать к Мечковскому на консультацию и согласовать дату операции. За месяц необходимо подтвердить, что не передумали. Через две недели - подтвердить снова. За 10 дней до операции нужно сделать все необходимые анализы (список даёт Мечковский). Составить/продумать список необходимых вещей в больницу. Если операция будет длительная, то нужно купить операционные чулки первой компрессии.

 

Перед операцией нужно сутки провести в больнице, не есть, выпить препарат для очищения кишечника. Работает препарат как рвотное и слабительное одновременно.

 

Вечером перед операцией я так волновалась, что чуть не сбежала из больницы из-за страха будущей боли. Врачи ведь сразу предупреждают, что боль будет 10 из 10. Но взяла себя в руки и осталась.

 

Операция прошла успешно, длилась она семь часов, с 9:30 до 16:30. Когда я очнулась в палате и отошла от наркоза, то сразу почувствовала ту самую боль на 10 из 10. Из-за этого каждый час, по моим ощущениям, тянулся в пять раз дольше. К вечеру первого дня мне казалось, что прошло уже двое суток.

 

Первые три дня был чистый ад – настолько сильная боль. Потом стало легче, но все равно болело ужасно. И это при том, что мне постоянно кололи обезболивающее.

 

Первые две недели я ненавидела мир (за то, что родилась такая), всех людей (за то, что без операции меня не принимали), себя (за то, что согласилась на операцию), врачей и медперсонал (за то, что после операции так больно). Если бы на тот момент я могла вернуться в прошлое, то отказалась бы от операции. Мало того, я бы отговаривала всех от таких страданий.

 

После двух недель боль стала легче и я перестала всех ненавидеть. Было больно, но ничего не оставалось, как надеяться на скорейшее выздоровление. На больничном была 59 дней, включая пребывание в больнице.

 

На нескольких участках швы разошлись чуть раньше, чем срослись ткани, поэтому были определенные послеоперационные осложнения. Еще нужно было носить постоянно в себе спейсер (фаллоиммитатор) в течение четырех месяцев. Каждый день промывать себя внутри и ставить спейсер обратно.

 

Мне ужасно хотелось выкинуть его и плюнуть на всё, ведь из-за этого спейсера нормально ходить нельзя - больно. Сидеть невозможно, стоять долго тоже. Но продолжала носить положенный срок, так как не хотелось, чтобы пережитая боль была напрасной. Но и по истечении четырех месяцев опухлость в паху все равно не давала сидеть. А ведь ещё и на работу ходить нужно, и в магазин, и в банк...

 

По грубым подсчетам, нормально чувствовать я себя стала через 8 месяцев после операции. Радость от того, что мое тело стало соотвествовать моим желаниям, была с первых дней, но боль сильно омрачила ее.


Алина (год операции - 2023)

 

Особого выбора, где и у кого оперироваться, у меня не было. В Беларуси вагинопластику проводят только в одной больнице и только один на всю страну хирург – Сергей Мечковский (младший). Денег на платные услуги я не имела.

 

К самой операции особо не готовилась: бросила курить, заказала спейсер (небольшой резиновый член). Несколько раз звонила Мечковскому - подтверждала, что буду делать операцию. И все.

 

В больнице, накануне операции, мне было очень страшно. До этого я нигде, кроме Новинок, не лежала, тем более не делала операций. Новая обстановка пугала, плюс в мою палату привезли прооперированного мужчину. Вечером я даже всплакнула из-за нахлынувшей грусти и желания вернуться домой.

 

Еще за день до операции дают несколько пакетиков со слабительным. Каждый пакетик нужно растворить в 1 литре воды и выпить все их до вечера. Такое себе удовольствие, при этом еще и вкус отвратительный, меня от него просто выворачивало. И еще медсестра скажет побриться внизу.

 

О том, как прошла операция, мне толком никто ничего не сказал. "Нормально" – это все, что я услышала от хирурга. Когда проснулась после наркоза, ужасно хотелось пить, было такое мутное состояние, похожее на бред. Мне сильно пережали ногу, когда ее закрепляли перед операцией, в итоге она потеряла чувствительность и очень сильно разбухла.

 

Самыми тяжелыми для меня были первые 2-3 месяца. Потом состояние начало постепенно улучшаться. Был определенный дискомфорт, иногда покалывания в месте операции, чувство онемения.

 

Эмоциональное состояние месяца два было очень нестабильным, часто хотелось плакать. Но, возможно, это было связано с тем, что я три недели лежала в больнице, где всем на меня было наплевать, даже санитарки строили из себя строят не пойми кого. Потом в поликлинике не знали, что со мной делать.

 

Сейчас уже все относительно хорошо.


Поделиться своей историей можно на наш мэйл tghouseby@gmail.com или в телеграм @tghousehelp

 

0 комментариев

Comments


bottom of page