top of page

Мой переход. По натянутым струнам. Эпизод 5-3

Мы продолжаем рубрику «Мой переход», где рассказываем о трансгендерной девушке Соул. Её история — это не просто повествование о процессе изменений, это мощный источник вдохновения и поддержки для других трансгендерных людей, тоже испытывающих сомнения, страхи и дискомфорт.

 

Соул откровенно рассказывает о каждом шаге, делится волнениями и переживаниями. Это помогает осознать, что такие чувства может испытывать любой трансгендерный человек — они нормальны и преодолимы.

 

Если история Соул вас вдохновит, если её смелость поможет вам найти решимость сделать свой первый шаг, если вы захотите поделиться своим опытом — мы всегда готовы выслушать и опубликовать вашу историю. Этот раздел предназначен для обмена опытом, поддержки и вдохновения, чтобы каждый, кто сталкивается с подобными вызовами, знал: он не одинок. 

 

Первый день

 

После неспокойной из-за переживаний ночи я проснулась достаточно рано, чтобы сразу сдать необходимые анализы. Оставив все собранные образцы в специальном контейнере на посту медсестёр, я прошла с остальными новоприбывшими к процедурному кабинету, куда вскоре подошла лаборантка со своим набором. Несмотря на свою боязнь любых уколов, я решила сдавать кровь сидя. Глядя на трясущуюся от волнения меня, лаборантка нетерпеливо сказала что-то в духе «давай лучше лёжа, а то потеряешь тут сознание, я тебя в палату не потащу!», но я отказалась. Кровь она брала достаточно резво и профессионально — даже следов практически не осталось. Лёгкое головокружение прошло достаточно быстро, и до палаты я дошла без приключений.

 

Следующими этапами за этот день были ЭКГ и ЭЭГ, назначенные в примерно одно и то же время, но находящиеся в разных корпусах: кабинет электроэнцефалограммы находится в диагностическом корпусе рядом с десятым корпусом — его даже из окна видно! — а кабинет электрокардиограммы располагается в седьмом корпусе. В обоих случаях я ходила с кем-то из нашего отделения, но никто из медперсонала нас не сопровождал: мы оделись и пошли к специалистам сами по улице.

 

Некоторые боятся процедуры ЭЭГ, хотя на мой взгляд ничего страшного в самом процессе нет. Пациентов вызывают по фамилии и заводят в комнату с креслом, где нужно расстелить простынку/пелёнку. Дальше доктор надевает тебе на голову сетчатый «шлем», к которому по очереди подключает провода. Затем врач выключает свет и просит закрыть глаза и не шевелиться, а сам уходит в соседнюю комнату со специальным оборудованием. Порядка десяти минут такого спокойного сидения в темноте — и можно открывать глаза. Врач отсоединяет провода, снимает сетку с головы и прощается. Никакого дискомфорта, а тем более никакой боли я не почувствовала.

 

Пока я ждала своей очереди, какой-то мужчина из другого отделения сделал комплимент моим длинным волосам — я уже привыкла, что такой элемент внешности часто становится центром внимания. Впредь подобные комментарии я слышала не раз и от пациентов, и от персонала РНПЦ.

 

А я тем временем вышла на улицу, чтобы пройти в седьмой корпус и сделать кардиограмму. Нужный кабинет находится выше первого этажа — попасть на лестницу можно из холла, в котором находится буфет. Ничего необычного в процедуре ЭКГ нет: достаточно расстелить простынку, раздеться до пояса и закатать штанины по просьбе врача, лечь и ждать, когда доктор облепит различными датчиками. Дышите, не дышите, задержите дыхание... Пара минут — и я свободна. Одеваюсь и возвращаюсь в своё отделение. На сегодня все приёмы у специалистов закончились.

 

Знакомство с рутиной

 

В первый после заезда день в районе обеда случился обход главного врача. В то время как у моих сопалатников спрашивали об их состоянии на медикаментозном лечении, меня лишь спросили в целом о самочувствии и сказали, что следующим специалистом, которого я должна буду пройти, будет психолог. Заодно я отдала врачу заполненные накануне анкеты-опросники — что-то из них мне уже приходилось заполнять при первичном обращении к сексологу.

 

И тут я узнала о том, что своеобразным правилом хорошего тона считается помогать персоналу с доставкой еды в отделение: по факту просто сходить с раздатчицей в пищеблок, помочь погрузить кастрюли и вёдра с едой на тележку и провезти до лифта под столовой нашего отделения. Поначалу я запаниковала, но молодой парень из моей палаты вызвался помочь, показать и рассказать, как происходит этот процесс.

 

Мне было страшно, но в то же время любопытно, ведь я впервые в жизни узнала о существовании подземных тоннелей, по которым еду доставляют в отделения разных корпусов РНПЦ. Я знала, что физически я не настолько сильная, и что переноска тяжестей может отозваться в будущем — забегая вперёд, скажу, что так и случилось, и я провела остаток дня с трясущимися от перенапряжения руками.

 

С другой стороны подобный опыт трудотерапии впредь позволял отвлекаться от скуки и уныния в стенах палаты, к тому же это была дополнительная возможность выйти на улицу, размяться и подышать воздухом. Более подробно о самом процессе доставки еды можно прочесть здесь.


Забота о здоровье

 

По дороге в стационар я часто думала о том, каким будет питание в отделении. Каких-то резких аллергических реакций на отдельные продукты у меня нет, но и всеядной я себя не назову, поэтому опасалась, что придётся регулярно съедать только часть еды — то, что я готова была есть — а остальное отдавать кому-то или выбрасывать.

 

К счастью, меню в стационаре превзошло все мои ожидания, и оказалось как минимум вкусным и как максимум сбалансированным и не перегруженным. Все три приёма пищи я ждала с нетерпением, буквально восстановив здоровый режим питания, сбитый до тех пор в суматохе дней. Если же попадалась еда, которую я не ем, всегда можно было поделиться с кем-то ещё — или наоборот принять еду от кого-то, кто отказывается от своей порции. Обо всём можно было договориться. К сожалению, я не узнавала у персонала насчёт возможности питаться вегански — подозреваю, что отдельное меню для тех или иных случаев у них может существовать, но уточнять это лучше всего лично и заранее.

 

В отделении нещадно топили батареи, отчего воздух постоянно был сухим. Хорошо, что я взяла с собой бальзам для губ — плохо, что я забыла взять крема для лица и тела, поэтому советую учитывать это тем, кто планирует ложиться в стационар в сухой отопительный сезон. От переживаний и волнений в процессе адаптации к новому месту, от физического напряжения после двух походов в пищеблок, от сухого воздуха и слабо проветриваемой палаты на пять человек, у меня разболелась голова. Но мне хватило смелости не терпеть, а пойти прямо на пост медсестры, где мне измерили давление и пульс, после чего я попросила таблетку ибупрофена.

 

Удивительно, что в такой среде я только больше захотела следить за своим состоянием и здоровьем, постепенно возвращая сбитый режим сна и питания, следя за давлением и общим самочувствием, а также хотя бы минимально уделяя внимание своей внешности, когда предоставлялась такая возможность. Я знаю, что далеко не все в восторге от двухнедельной изоляции в не самых дружелюбных условиях, но в тот момент я испытывала именно что восторг от самой себя и, несмотря на общую усталость, предвкушение новых дней и нового опыта.

 

Продолжение следует.

0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page