top of page

Мой переход. По натянутым струнам. Эпизод 5-4

Обновлено: 27 июн.


Мы продолжаем рубрику «Мой переход», где рассказываем о трансгендерной девушке Соул. Её история — это не просто повествование о процессе изменений, это мощный источник вдохновения и поддержки для других трансгендерных людей, тоже испытывающих сомнения, страхи и дискомфорт.

 

Соул откровенно рассказывает о каждом шаге, делится волнениями и переживаниями. Это помогает осознать, что такие чувства может испытывать любой трансгендерный человек — они нормальны и преодолимы.

 

Если история Соул вас вдохновит, если её смелость поможет вам найти решимость сделать свой первый шаг, если вы захотите поделиться своим опытом — мы всегда готовы выслушать и опубликовать вашу историю. Этот раздел предназначен для обмена опытом, поддержки и вдохновения, чтобы каждый, кто сталкивается с подобными вызовами, знал: он не одинок. 

 

Психологи бывают разные...

 

Вечером первого дня сразу после тихого часа я прошлась до информационного стенда у поста медсестёр, где каждый день вывешивался график приёма различных специалистов: на листе формата А4 указывались специальность или процедуры (психолог, невролог, ЭКГ, ОАК и т.д.) и время приёма, после чего шёл пофамильный список пациентов, которым нужно явиться к этому времени, а также номера палат, к которым приписаны пациенты. Свою фамилию я нашла в списке на посещение психолога — как и обещал врач во время обхода.

 

Тем не менее к распорядку и расписанию относятся не слишком строго и уж точно не поминутно, поэтому когда на следующее утро я подошла к посту медсестры в назначенное время, оказалось, что психолог ещё не пришёл, и мне нужно подождать. В случаях, когда врача ещё нет, а назначенное время уже подходит, всегда можно обратиться за дополнительной информацией к медсёстрам на посту. Спустя примерно пятнадцать минут я уже сидела в кабинете психолога и рассказывала о себе.

 

Наша беседа продлилась около часа и слабо отличалась от разговоров с психологом РНПЦ, к которому я ездила каждые несколько месяцев по регламенту. Поскольку стационарное обследование представляет из себя обособленный процесс, историю своей жизни пришлось рассказывать заново новому специалисту. Впрочем, беседы носили уже не только общий, связанный с переходом характер, но и касались личных переживаний и проблем: я много выговаривалась и плакала, но это было важно для меня и необходимо в целом, чтобы врач мог составить более полную картину моего состояния при написании заключения.

 

Отмечу, что психолог отнёсся ко мне вежливо, с пониманием и уважением: меня спросили, как лучше ко мне обращаться и какие местоимения использовать. По окончании беседы мне выдали ещё несколько тестов и анкет, которые попросили заполнить до следующей встречи, которую мы запланировали на следующий день. И снова некоторые тесты оказались знакомыми, ведь на часть вопросов я уже отвечала для психолога и сексолога много месяцев назад. Также я узнала, что в отделении проводятся сеансы групповой терапии, но меня лично на неё не приглашали, да и сама я не испытывала желания посещать «группу», хотя мои сопалатники периодически ходили туда поговорить и отдохнуть.

 

Распорядки и расписания

 

Практически всё время нахождения в стационаре я не чувствовала себя одиноко, поэтому и не ожидала визитов друзей или родственников, но на всякий случай отметила график посещений, который скорее всего одинаковый для всех отделений:11:00-13:30 и 17:00-19:00 — будние дни10:00-13:30 и 17:00-19:00 — выходные и праздничные дни

 

Я специально не брала с собой никакой техники кроме кнопочного телефона и плэера с музыкой, чтобы отдохнуть от интернета и новостей. Чтобы занять себя, я вела дневник, записывала свои сны и разгадывала японские кроссворды и судоку в бумажных журналах, купленных накануне. Когда в выходные дни ко мне всё-таки приезжали знакомые, с ними достаточно было просто созвониться и объяснить, как пройти к нужному корпусу от проходной.

 

Вечером того же дня я наконец-то смогла принять душ. Ванную комнату держат открытой с раннего утра до обеда и с 17:00 до 19:00, при этом существует ещё и «банный день» — вторник — но я так и не поняла, чем этот день отличается от других. Иногда во временные промежутки работы ванной комнаты может образовываться очередь, но по большей части достаточно удостовериться, что ванная комната свободна и открыта. К сожалению, поначалу из крана идёт только холодная вода, которая очень медленно прогревается в течение нескольких минут — приходится запасаться терпением.

 

А уже после вечернего душа я выяснила, что на следующий день помимо очередной встречи с психологом мне предстоит в компании других пациентов сделать флюорографию. Делаю я её регулярно в своей поликлинике, а тут как раз подошло моё время в новом году. Полагаю, что это не обязательная процедура для всех, а лишь для тех, у кого нет «свежих» данных по состоянию лёгких.

 

Меньше действий, больше ожидания

 

На следующий день всех пациентов на посту собрала медсестра, чтобы централизованно отвести в шестой корпус на флюорографию. Когда все собрались и оделись, мы группой выдвинулись на улицу. Шестой корпус расположен напротив седьмого (который с кафедрой и буфетом) — от проходной чуть вперёд и налево. Немного странно, что к некоторым специалистам приходится искать дорогу самостоятельно, в то время как к другим врачам пациентов сопровождает медсестра.

 

Ничего необычного в процедуре не было: вызывают по фамилии, просят раздеться до пояса и приложиться к аппарату — быстро и безболезненно. Сразу после процедуры можно было не дожидаться сопровождения и спокойно идти в свой корпус самостоятельно, что я и сделала, поскольку буквально после этого мне предстояла очередная встреча с психологом. Так как свободного времени в стационаре много, то выделить полчаса-час на предварительное заполнение всех тестов и анкет не было проблемой. Очередная беседа сопровождалась дополнительными тестами уже во время приёма, а также вопросами и разговорами — всё как и с другими специалистами до этого.

 

Вечером в отделение пришёл представитель церкви, находящейся недалеко от РНПЦ. Мои соседи по палате с энтузиазмом и долей юмора вступили в достаточно горячую беседу с ним, в то время как я решила просто погрузиться в свои мысли и музыку. За всё время, проведённое в стационаре, я в целом не слишком втягивалась в обсуждения и разговоры, предпочитая развлекать себя своими силами — и никто из сопалатников не возражал. Иной раз мы решали между собой, кто пойдёт помогать приносить еду или выносить мусор поздним вечером, иногда делились мыслями о собственном состоянии и настроении, пусть это и касалось больше пациентов, которые в отличие от меня находились на медикаментозном лечении.

 

Впереди меня ожидали выходные. Это время, когда специалисты не приходят в отделение, врачи не назначают никаких процедур, а буфет, открытый в субботу, не работает всё воскресенье. Пожалуй, именно выходные для меня оказались самым тяжёлым временем в стационаре банально из-за скуки и ощущения траты времени впустую, пусть и удалось встретиться с парой знакомых, что решили посетить меня на выходных.

 

К моему удивлению, вечером воскресенья в списке процедур и специалистов я не нашла своей фамилии. Это означало, что я уже прошла основных наиболее доступных врачей, а остальных, увы, придётся ждать — и к сожалению никто не скажет наверняка, когда тот или иной специалист придёт в отделение. Неизвестность и неопределённость вынуждают волноваться даже в относительно спокойной обстановке, и когда ожидание затягивается, становится страшно оставаться наедине с собой и своими мыслями в очень гулкой комнате с высокими потолками и голыми стенами, а окружение из пациентов с невесёлыми диагнозами и расстройствами явно не способствует поднятию настроения.

 

Остаётся радоваться вкусной, пусть и зачастую недосоленной еде в столовой и свежим пирожным в буфете. Рассветам и закатам за окном и красивым видам на кажущийся таким далёким остальной город. Искать радостные моменты в любой ситуации, чтобы не падать духом и надеяться на лучшее.

 

Продолжение следует.

0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comentarios


bottom of page