top of page
  • Фото автораT*Belarus

«У меня появилась талия». Небинарная трансфеминная персона подробно рассказала про свой первый год ЗГТ

Обновлено: 2 дня назад

Эта статья представляет собой компиляцию мыслей и личных заметок небинарной трансфеминной персоны, записанных спустя год и шестнадцать инъекций с начала гормональной терапии. С. начала переход в возрасте чуть больше двадцати лет и никогда ранее не принимала гормональные препараты. Ее путь начался сразу с инъекций без подготовки или опыта использования таблеток, гелей и других средств. Это субъективный опыт приема эстрадиола энантата, отражающий собственные взгляды, желания и ощущения автора относительно трансформаций в её теле.


С. признаётся, что всегда испытывала страх перед видом крови, иголок и шприцов, что приводило к паническим атакам и даже обморокам при сдаче крови или проведении инъекций. Идея самостоятельного выполнения инъекций казалась невозможной до начала гормональной терапии. За прошедшие месяцы изменений накопилось достаточно много, и многие из них стали привычными, обыденными и родными. Год – это далеко не самый большой срок, но персона решила подвести предварительные итоги именно сейчас, после года терапии, так как со временем изменения замедляются и становятся менее заметными. Эти заметки не претендуют на объективную оценку эффективности инъекций, а служат лишь отражением личного опыта и ощущений автора.


Начало


Решение начать гормональную терапию с одной стороны было резким и почти спонтанным, с другой стороны вынашивалось много месяцев до этого. Когда настал подходящий момент, я решилась и заказала один флакон и, предварительно сдав анализы (что я делаю по сей день примерно раз в два месяца для контроля уровней гормонов в крови), пересилив свои страхи, сделала инъекцию в районе обеда.

По рассказам знакомых, первые эффекты проявляются достаточно медленно и неспешно — процесс может занять вплоть до месяца. С другой стороны некоторые изменения и ощущения ментального характера могут проявиться уже через десять часов с момента начала гормональной терапии. Так вышло и в моём случае: уже собираясь идти спать с мыслью «ну, может, завтра будут какие-нибудь изменения», я внезапно осознала, что кожа на руках и лице (в частности на губах и пальцах) резко стала ощущаться намного мягче и нежнее.


Безумно сложно было убедить мозг, что кожа, которую я трогаю, принадлежит мне, а не какой-то незнакомой девушке. Взгляд в зеркало внёс ещё больше дезориентации, непонимания и хаоса в уже собиравшийся спать мозг: я смотрела своими глазами и ощущала себя персонажем видеоигры с видом от первого лица. Персонаж ходил по квартире и оглядывал творящееся вокруг, иногда обращая внимание на собственное тело и на отражение в зеркале. Осознать, что персонаж в зеркале является мной и что в принципе я не чужая самой себе, было безумно сложно. Это чувство не было пугающим или тревожным — скорее во мне проснулись любопытство, непонимание и какое-то неописуемое приятное волнение, которое было сложно описать словами и не менее сложно осознать в тот момент. Я как будто не изменилась внешне, но резко изменилась внутренне, словно на имеющуюся конфигурацию железа установили новое ПО. Я смотрела в свои глаза и не узнавала эту девушку, я трогала эти мягкие руки и не понимала, к кому я прикасаюсь, я облизывала губы и не осознавала, кому эти губы принадлежат. Даже окружающий комнатный воздух как будто стал другим на вкус!..


Иными словами, первое знакомство с гормональной терапией может оказать достаточно сильное ментальное воздействие, и недооценивать эти спецэффекты не стоит — впрочем, бояться таких изменений тоже смысла не имеет. Ведь если не ради изменений всё это делается, то для чего?


День первый


На следующий день изменения не исчезли, но продолжили углубляться и становиться более заметными и значительными — всё ещё мизерными в общем и целом, но оттого не менее важными. Главное ощущение было связано с продолжающимся процессом изменения ощущения кожи: она становилась мягче по всему телу. Сильнее всего изменению стала подвергаться кожа лица: ощущение, будто кто-то хорошо увлажнил и смочил кожу, после чего прошёлся 2500-й наждачкой по всей поверхности, а затем отполировал до мягкого блеска. Сложно сказать, какие процессы конкретно вызывали такие ощущения (потоотделение, повысившаяся сальность), но я уверена, что эти процессы были реальны, пусть я и не оценивала их качественно.


День второй


О своей сексуальности я практически не задумывалась большую часть своей жизни. Мало что знаю об этом я и сейчас, откровенно говоря. Единственное, что я знала наверняка, это что большую часть жизни тестостерон сильно игрался с либидо и добавлял мозгу фоновых процессов, мешая функционировать более полноценно и сконцентрированно. На третий день утром я не обнаружила эрекции — ещё один достаточно частый признак действия феминизирующей гормональной терапии. Впервые за долгое время я ощутила свободу от тех самых фоновых мыслей, которые иногда назойливо давили на мозг. Это не означало полное отсутствие влечения или желания, но по факту просто дало больший контроль над собой.


День третий


Пожалуй, одним из самых интересных… и неожиданных эффектов гормональное терапии оказался восстановленный режим сна. Долгие месяцы до этого режим был наглухо сбит: ложилась спать то в два, то в четыре ночи, просыпаясь то в десять утра, то в два часа дня. Уже в первые дни приёма гормонов организм как будто сбросил все настройки, установив стандартный для себя порядок. Когда на часах было 22:00-23:00, я ещё хотела было позаниматься какими-то делами, но мозг буквально сказал что-то в духе «ты можешь сидеть тут дальше, а я, чур, спать» — и спорить оказалось бесполезно. Заметила и осознала я это изменение лишь на четвёртый день, но скорее всего это перестроение случилось в первую же ночь — просто я была не в силах отследить такой неожиданный поворот событий и понять, что вообще произошло. Слишком много первых ярких впечатлений в эти дни!


День шестой


Сложилось впечатление, что мой болевой порог повысился в целом за всё время приёма гормонов, но первые мысли об изменении восприятия боли появились ещё в первую неделю во время сдачи крови. Велика вероятность, что это больше психологический эффект, чем реальное изменение чувствительности к болевым ощущениям, но даже в таком случае было несколько приятно осознавать свою общую устойчивость и невозмутимость в ситуациях, когда необходимо превознемогать.


День восьмой


Вместе с изменением ощущения кожи стали происходить изменения с волосами — они у меня от природы достаточно длинные и прямые. На ощупь волосы стали мягкими как у кукол «Monster High» (поверьте, это лучшие канекалоновые волосы, что мне доводилось трогать!), при этом теперь ощущались тоньше обычного, намного мягче и, как ни странно, стали загрязняться и жирнеть намного быстрее, но я продолжила мыть их по своему привычному расписанию раз в три дня.


День четырнадцатый


Спустя две недели появилось стойкое ощущение, что с температурным режимом не всё в порядке: мне стало ХОЛОДНО. От знакомых я и раньше слышала не раз, что на феминизирующей гормональной терапии изменяется температурный режим тела, что приводит к малоприятному замерзанию даже в жаркие дни года — на тот момент температура на улице доходила до +25°C, мне же было холодно в двух парах носков в квартире без кондиционера.


День шестнадцатый


Весь день болели ноги выше колен — от колен и ниже всё было в порядке. Боль длилась целый день, после чего прошла так же внезапно как появилась. Почти наверняка это было связано с перераспределением жира в организме, так как никаких других факторов, способных выдать такие болевые ощущения, мною замечено не было: физический нагрузок не случалось, голоданий не происходилось, да и увечий в этой области тела получено не было. Примерно в эти же дни я стала сбрасывать кожу: руки (и только они!) стали облезать. Выглядело это малоприятно, но никакими болевыми ощущениями не сопровождалось. Смена покрова кожи на новый? Почему бы и да.


День восемнадцатый


Отсутствие эрекции по утрам возымело интересный и несколько неприятный побочный эффект: по утрам желание вскочить и побежать в туалет усилилось в разы. Полагаю, механизм сдерживания жидкостей в организме несколько изменился, да и скорость их выведения тоже увеличилась — вплоть до слабых болей по утрам от переполнения. С другой стороны я научилась бегать в туалет так же быстро, как и бесшумно.


День двадцать второй


Наблюдение, которое было списано больше на психологический эффект: стройность. В тот день я увидела себя в зеркале намного более сложенной и равномерной по фигуре, чем когда-либо раньше. Жир на животе никуда не ушёл, но общее впечатление от собственного телосложения оказалось достаточно приятным: уменьшение мышечной массы и постепенное перераспределение жира по телу делали своё дело. Примерно в этот же день я обратила внимание на гораздо чаще твердеющие соски и постепенно проявляющиеся боли в растущей груди. Подруги подтвердили, что на инъекциях подобные процессы имеют свойство протекать быстрее, а значит, что болевые ощущения являются нормой — the good type of «ouch».


День двадцать восьмой


Знакомая, обычно делающая мне маникюр, заметила, что кожа моих рук в самом деле стала значительно мягче и даже тоньше. Ей было непривычно работать с моими «новыми» руками, будто это были абсолютно другие, чужие руки. Адаптация заняла некоторое время, но маникюр оказалось делать даже проще — вернее, проводить подготовительные процедуры, в частности сдвигание кутикулы, которая теперь шла быстрее, легче и намного более податливо.


День тридцать второй


В первую очередь я обратила внимание на постепенно увеличивающуюся площадь ареол (и всё растущую боль в этой же области!), но что оказалось неожиданным, так это увеличившаяся мягкость кожи в других местах по телу, а не только на руках — в этот раз в области бёдер. Понятно, что происходит изменение всего кожного покрова, просто в моём случае это происходило несколько неравномерно и не слишком очевидно.


День тридцать четвёртый


Здесь я обратила внимание на постепенный рост груди в объёме — пока ещё очень слабо заметный, но ощутимый физически (больно!) и немножко визуально. В этот же день у меня сменился голос с маскулинного на феминный… а, стоп, нет, это была годовщина начала голосовых тренировок. Инъекции эстрадиола никак не повлияли на голос. Совсем. Оно так не работает. Извините, если кого разочаровываю.


День сорок второй


Деталь, на которую я далеко не сразу обратила внимание по причине снизившегося либидо и, как результат, более редких сеансов мастурбации: значительное уменьшение количества спермы при эякуляции, что означало постепенное подавление тестостерона. Процесс шёл как положено, никаких проблем или болевых ощущений при этом не было.


День сорок пятый


У меня появилась талия! Не то чтобы её не было раньше, но теперь она изменилась и оформилась куда более красиво и аккуратно (по женскому типу, так сказать), что теперь стало очень заметно в зеркале. Появилась возможность пользоваться старой, уже, казалось бы, отжившей своё одеждой, в которую я не влезала. Вместе с этим постепенно вниз пошёл и вес: минус три-четыре килограмма в общем и целом — живот стал чуть менее круглым и выпуклым. Но талия… Ух..!


День сорок седьмой


В течение всего периода наблюдений начиная примерно с этого дня соски стали болеть периодически, зачастую утихая в отдельные временные промежутки и колеблясь своими болевыми ощущениями иногда в течение одного дня. Область под сосками стала твердеть, будто что-то медленно росло внутри и набирало плотность.


День сорок девятый


И тут я стала более серьёзно воспринимать слова о том, что некоторые могут достаточно отчётливо переживать гормональные циклы, которые могут в отдельных случаях быть привязаны к циклам инъекций. В моём же случае циклы шли независимо друг от друга, причём происходило это за время наблюдений с периодичностью в 25-30 дней в среднем и сопровождалось малоприятными эффектами (в чём-то схожими с симптоматикой ПМС), среди которых основными оказались апатия, повышенная тревожность, сонливость, физическая слабость, дезориентация, туман в голове, перепады аппетита, отсутствие воли, мотивации, иногда со слабыми болевыми ощущениями в разных местах по телу, а также головокружение, повышенная уязвимость к заболеваниям и общая ментальная нестабильность, порой с перепадами настроения, но чаще просто с отключением каких-либо эмоций в принципе. Такой набор симптоматики абсолютно индивидуален. Более того, симптомы не проявляются каждый раз одним и тем же набором с той же степенью интенсивности — чаще несколько разных симптомов случаются в разные дни этого периода. Конкретно в тот раз я провела двадцать семь часов без еды и даже без воды, находясь в состоянии абсолютной прострации и в каком-то тумане, не в силах подняться с кровати. Ужасная тоскливая комбинация ощущений, к которым предстояло привыкнуть — пусть острота и набор симптомов отличались от цикла к циклу. С другой стороны появилась дополнительная статья для отслеживания в дневнике, а также информация, что далеко не все испытывают нечто подобное на гормонах. Всё индивидуально и субъективно, но лучше иметь в виду такой возможный побочный эффект. При должном внимании можно предвидеть такие тяжёлые дни (в моём случае спецэффекты в среднем длятся около четырёх дней) и заранее знать, когда организм желательно окружить заботой, дела отложить, а себя успокаивать уверенностью, что это скоро закончится.


День пятьдесят девятый


Перераспределение жира у меня происходило либо безболезненно и незаметно, либо с активными болевыми ощущениями в разных частях тела в абсолютно случайные дни (что, впрочем, длилось не больше двух-трёх дней подряд). И в этот день настал черёд ягодиц. Я была абсолютно уверена, что не напрягала свои приключенческие места буквально нигде до этого, а также не сидела ни на каких неудобных поверхностях. Тем временем я продолжила медленно худеть, что опять же выразилось в продолжающем уменьшаться животе. Среди прочего стал ещё более заметен увеличившийся размер ареол — немножечко, но заметен.


День шестьдесят шестой


СОСКИ БОЛЯТ, МНЕ БОЛЬНО И ДИСКОМФОРТНО ХОДИТЬ В ОДЕЖДЕ НА ГОЛОЕ ТЕЛО, ПАМАГИТИ


День шестьдесят восьмой


С очередной инъекцией ко мне внезапно вернулись долго спящие до того момента эмоции. Я в целом являюсь очень эмоциональной и впечатлительной личностью, для меня жизненно важно и необходимо иметь возможность проживать свои эмоциональные ощущения. К сожалению, на тот момент я около полугода была эмоционально мертва из-за некоторых обстоятельств — в депрессивном состоянии я потеряла возможность и способность плакать, когда мне это было необходимо. Я не могла разрыдаться, не могла сорваться, даже если очень этого хотела. Дошло до того, что я плакала во сне, просыпаясь с абсолютно сухими глазами и без каких-либо проявлений эмоций. Но спустя два с лишним месяца на инъекциях моя эмоциональность наконец-то вернулась вместе с очень тяжёлым, но освобождающим нервным срывом. Поскольку эмоциональные всплески и колебания и раньше были для меня нормой, то не могу сказать, что гормональная терапия как-то значительно изменила ситуацию — разве что собственная повышенная эмоциональность стала восприниматься как что-то естественное, нормальное, приятное, живое. Очень важно быть собой и чувствовать себя собой. Осознанно.


День семьдесят третий


Перераспределение жира в бёдрах выдало достаточно забавный и неожиданный эффект: бёдра стали мягкими и тискабельными как плюшевое желе, а их слегка изменившийся размер стал результатом того, что теперь при ходьбе ноги выше колен (но ниже гениталий) стали тереться друг о друга. Очень забавное и непривычное ощущение — без дискомфорта, просто как наблюдение.


День семьдесят седьмой


Ещё одним симптомом ПМС в моём случае оказалось отчаяние — поверх тревоги, апатии и слабости. Я спала по 10-12 часов и не высыпалась. Время, казалось, тянулось вечность, а сил становилось только меньше. Это как зыбучие пески, в которых ты бесконечно тонешь и слабеешь, но не умираешь и не захлёбываешься. Парализующее и отнимающие любые жизненные силы чувство, которое остаётся только переживать. Состояние, из которого всё-таки рано или поздно удаётся найти выход. Состояние, которое нужно просто пережить.


День восемьдесят второй


И снова боль в ягодицах, и снова повышение болевого порога с уменьшением головокружения после сдачи крови на анализ. Эмоциональное состояние продолжило раскрываться, в отдельные моменты с искренними слезами радости от переживаний. Общий эмоциональный спектр постепенно начал расширяться и раскрываться как никогда прежде. Появилась способность чётче и более детально описывать собственное эмоциональное состояние, различая оттенки похожих эмоций и облекая в слова более конкретные ощущения.


День девяностый


Здесь я осознала, что с изменившимся телосложением некоторые старые футболки стали выглядеть на мне как платья! В первую очередь я немного похудела, плюс очертания тела сдвинулись в более феминную сторону, и футболки стали выглядеть очень длинными, часто болтаясь мешком на обновлённом теле. Это было странно, но это явно не то, на что я могла бы жаловаться..)


День девяносто седьмой


Ещё одним занятным психологическим эффектом стало восприятие снов, а также осознания себя в них. Мне регулярно снятся яркие, запоминающиеся и по большей части интересные сны, поэтому такое изменение не прошло незамеченным. Теперь во сне окружающие воспринимали меня иначе, а я сама ощущала себя по-новому, изменившейся во взаимодействиях с окружением. Изменения произошли и с редкими эротическими снами, в которых моя сексуальность стала раскрываться более естественно и «открыто». Гормональная терапия могла повлиять на эти процессы скорее как часть общего длительного перехода (в том числе социального), но, полагаю, усилило общие спецэффекты.


День сотый


В дополнение к факту возвращения собственных эмоций и возможности плакать я получила способность лучше контролировать свои потребности в этом отношении: в тот день я плакала во сне, после чего проснулась и продолжила плакать, не сдерживая себя, свободно и естественно. Было невероятно приятно осознавать, что теперь я могу плакать, когда мне это жизненно необходимо для регуляции собственного эмоционального состояния. Для меня это означало, что я могу быть собой — абсолютно неиронично невероятное достижение.


День сто седьмой


Народ на улицах и в общественных местах теперь практически всегда распознавал меня как девушку, а хорошая подруга, крайне редко видящая меня на фотографиях, без особой предвзятости и без тени сомнения «прочла» меня как «100%-ную девушку». Я продолжила стройнеть и уживаться с изменившимся телосложением, что стали подмечать и окружающие.


День сто тридцатый


В этот день я обратила внимание на собственное лицо на фотографиях. Конечно, изменения в чертах лица происходят небыстро и в моём возрасте не слишком влияют на общее строение, но теперь, глядя на свои новые фотографии, я видела себя намного более женственной, чем на фотографиях, сделанных до начала гормональной терапии. Когда изменения стали подмечать и знакомые, я поняла, что это больше, чем просто психологический эффект.


День сто тридцать восьмой


Продолжающиеся неторопливые перераспределения жира по телу в этот раз сделали меня заметить собственные увеличившиеся в размерах ягодицы — по факту эти процессы теперь протекали без каких-либо болевых ощущений в принципе, а результаты замечались далеко не сразу и в достаточно случайное время, поскольку плавные и медленные изменения сложно замечать «по факту». Время идёт, изменения происходятся. Переход — это марафон, а не спринт.


День сто пятьдесят седьмой


Когда внезапно в очередной раз начала облезать кожа на руках, я также обратила внимание, что в целом кожа стала чувствительнее к длительным воздействиям и дольше восстанавливается после них. Например, следы от смятой постели за ночь держались всё утро, а следы от относительно туго прижатой защиты запястья не разглаживались несколько часов. Быть может, эти процессы не связаны с действием гормонов, но наблюдение как минимум необычное. Облезание кожи на пальцах продолжалось ещё несколько дней.


День сто шестьдесят четвёртый


На самом деле я заметила это несколько раньше, но заметка датирована именно этим днём, когда я обратила внимание на изменившиеся ощущения после оргазмов: без ментального опустошения, почти депрессивного подавленного состояния, но с ощущением счастливой усталости и лёгкости. Пожалуй, именно так и хочется вкратце описать трансформацию собственных ощущений. Вместе с понизившимся либидо это дало достаточно положительный эффект и личное ощущение баланса между желаниями, потребностями и самоощущениями.


День сто семидесятый


Несмотря на то, что обоняние обострилось уже достаточно давно, именно в этот день эффект проявился наиболее остро — оказалось, что собственный пот теперь имеет другой запах, отличный от «старого», и запах этот ничуть не более приятный, да ещё и воспринимается острее. Отчасти усилившееся обоняние хочется винить в новых привычках следить за собой, регулярнее умываться и менять бельё. Кардинальных изменений не случилось, как не было и резких переходов — новые привычки плавно и почти незаметно начали вклиниваться в жизненную рутину.


День сто восемьдесят восьмой


Снова боль в бёдрах без какой-либо легко объяснимой причины. Не было никаких сильных физических нагрузок, утомлений или травм, при этом с момента очередной инъекции прошла условно неделя. Болевые ощущения, которые я снова связала с продолжающимся перераспределением жира, продолжались в этот раз несколько дней. В среднем и целом боль жить не мешала, но ходить стало сложнее, и нагрузки переносились тяжелее.


День двести второй


Оказалось, что волосы на ногах теперь растут в разы медленнее — я перестала брить их каждую неделю-другую, используя бритву лишь раз в полтора-два месяца. Речь не идёт об идеальной гладкости, но и густых зарослей на ногах я не наблюдала уже достаточно давно. Изменение и стабилизация «режима» роста волос заняла достаточно много времени, но результат действительно заметен.


День двести шестой


Удивительно, но теперь я стала замечать ещё больше изменений в своём лице, особенно сравнивая себя со старых фотографий и видео с текущей действительностью. Причём эти изменения сложно как-то описать словами или выделить определённые черты, подвергшиеся трансформации — просто лицо стало выглядеть и восприниматься иначе. Это уже ранее упомянутый достаточно необычный эффект, который лишний раз уверил в реальности происходящего и действенности гормональной терапии.


День двести одиннадцатый


Как только начали включать центральное отопление, воздух в помещениях высох целиком и полностью — кожа высохла вместе с воздухом, иногда покрываясь мелкими трещинами. Первую зиму с гормональной терапией действительно было непросто пережить, поэтому совет запасаться кремами для тела, рук и лица я хочу передать дальше всем, читающим этот текст. Сюда же отнесу и бальзамы для губ, поскольку кожа на губах имеет свойство высыхать и трескаться регулярно в условиях сухого воздуха — мне приходилось использовать бальзам практически каждый день, что дома, что на улице, вне зависимости от погоды, пусть в морозные дни я и уделяла этому больше внимания.


День двести двадцать второй


Стоило проснуться и ощутить, что грудь перестала болеть, как уже через несколько часов боль вернулась — болевые ощущения во время роста груди могут менять свою интенсивность и постоянство, т.е. боль может пропадать на определённое время, после чего возвращаться. Процесс не прекращается, просто меняется в зависимости от факторов ментального состояния, регулярного питания и всего остального. Не стоит ожидать стабильную ежедневную боль на протяжении какого-то времени, после которого боль уйдёт и не вернётся. Тело любит преподносить сюрпризы, находясь в процессе изменения под действием гормонов.


День триста тридцать первый


Теперь и визуально я обратила внимание на размер собственной груди. Поскольку изменения происходят очень плавно, увидеть реальный результат часто очень сложно — если только не производить ежедневные замеры лентой, да и то стабильность измерений невозможно будет гарантировать. В этот день я заметила, что даже без пушапа грудь выглядит достаточно оформленной и заметной под одеждой — нет, не третий размер ни разу, но и не настолько плоско, как было до начала гормональной терапии.


День триста тридцать четвёртый


Хорошим завершением этого длинного текста будет день, когда моя мать не узнала меня с порога и назвала меня красивой. Абсолютно искренне и неиронично. Слышать это было странно и непривычно, особенно если брать в расчёт наши достаточно прохладные отношения. Если даже родственники начинают подмечать изменения во мне и моей внешности, значит, гормональная терапия в самом деле работает — медленно, но верно. И как бы там ни было, это всё ещё начало путешествия длиной в оставшуюся жизнь. В следующие месяцы и годы радикальных изменений не предвидится, а постепенные последовательные и достаточно медленные изменения могут продолжаться ещё достаточно долго — за всем не уследить. Вести наблюдения я продолжу, ведь жизнь и не думает прекращаться, но на данном этапе мои заметки подходят к концу, ведь наиболее важные и значительные заметные изменения я уже перечислила, опуская некоторые мелочи и побочные истории из жизни по теме социализации и обитания в обществе.





0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page